загрузка...
Блоги
Дзебак Владимир Дзебак Владимир РОЗДУМИ ПРО НАДВАЖЛИВЕ або ЧОМУ НАШІ ОЛІГАРХИ СТАЛИ МОГИЛЬЩИКАМИ НИНІШНЬОЇ УКРАЇНИ

Головним інструментом нинішніх олігархів є безправний люмпен, який живе на подачках від держави, на грані фізичного виживання. Ось чому значна частина пенсіонерів є найкращим їх електоратом, який і допомагає часто приводити до влади їх ставлеників. Для малого і середнього бізнесу сьогодні закриті економічні ліфти у цілих галузях економіки, бо з кожним роком сфери зацікавленості олігархії збільшуються, перекриваючи кисень усім іншим.

Все блоги
Колонка автора
Все колонки авторов
Петиции ВАП
ВИМАГАЄМО ІНДЕКСАЦІЇ НАШИХ ПЕНСІЙ!!!
2 Подробности Подать заявку
Опрос
Придерживаетесь ли Вы правил карантина?

Неизбежность, и как с ней бороться. У нынешней пенсионной системы нет шансов на выживание

Увеличить шрифт Уменьшить шрифт
Отправить
Печатать

Избежать тотального кризиса пенсионной системы без повышения пенсионного возраста не получится — с этим согласны практически все эксперты, обсуждавшие эту тему в числе других важнейших проблем в ходе ежегодной апрельской конференции Высшей школы экономики. Рост продолжительности жизни в России при сокращении трудового периода жизни до начала получения пенсии диктует необходимость таких шагов. Пенсии стали острейшей проблемой макроэкономического уровня, и если на них не пойти, то придется прибегнуть к другим непопулярным мерам, таким, как повышение тарифа пенсионных отчислений либо снижение базового уровня пенсий. Причем демографическая динамика такова, что параметры пенсионной системы потребуется пересматривать каждые 8–10 лет, и не исключено, что к 2050 году россиянам придется рассчитывать в основном на добровольные отчисления в пенсионные фонды.

48 млн с сошкой, остальные с ложкой

О проблеме пенсионного возраста в России постоянно говорят как аналитики международных организаций, так и отечественные эксперты. Власти неоднократно заявляли о том, что не намерены повышать этот возраст, но проблема растущего дефицита Пенсионного фонда не позволяет закрыть дискуссию на эту тему.

Пенсионная система в нынешнем виде не отвечает понятиям социальной справедливости: тех, кто платит пенсионные взносы, сейчас меньше, чем тех, кто получает пенсии.

«Пенсионеров гораздо больше, чем пожилых людей, а плательщиков гораздо меньше, чем людей в пенсионном возрасте», — констатировал завлабораторией бюджетного федерализма Института Гайдара Владимир Назаров. «Экономически активное население в России — это примерно 68 млн, а если мы фонд оплаты труда разделим на среднюю заработную плату, то получим 47 млн, — говорит Назаров. — Чем занимаются оставшиеся? Очевидно, частью это малые предприниматели, частью — бизнес в «тени», возможно, мы в какой-то степени завышаем среднюю заработную плату, где-то имеет место нерегулярная и частичная занятость. Но мы понимаем, что регулярных плательщиков в пенсионную систему крайне мало по сравнению с теми, кто эту пенсию получает».

Похожие цифры привела в своем выступлении на конференции вице-премьер Ольга Голодец. По ее словам, основные риски пенсионной системы в том, что взносы платят лишь 48 млн трудоспособных граждан, притом что всего в России 86 млн человек находится в трудоспособном возрасте. «Есть категории социально защищенные, и за них платят, — это мамы, ухаживающие за детьми, и солдаты срочной службы. А кто будет платить за самозанятых? Условно говоря, это означает, что шахтеры должны оплатить пенсии и своих родителей, и родителей адвокатов (адвокаты и нотариусы, как «самозанятые», платят социальные взносы по минимальной ставке. — «МН»)», — подчеркнула она. Получается, что 38 млн «непонятно чем заняты, как заняты и где заняты», и это создает для общества серьезную проблему.

Ждем 2018 года

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич продемонстрировал тупики как щедрой, так и излишне жесткой пенсионной политики: в первом случае трата огромных ресурсов на пенсии приведет к экономическому кризису, о чем свидетельствует опыт Греции. Во втором от политики сокращения пенсий придется отказаться под давлением недовольных. Без корректировки пенсионного возраста обойтись невозможно. Конечно, и здесь есть нюансы. «К пенсионной реформе придется возвращаться после 2018 года, когда откроется окно политических возможностей» — таким предсказанием завершил свое выступление эксперт.

В любом случае времени для решения проблем немного: к 2030 году число работающих в России сравняется с числом пенсионеров. «Мы понимаем, что это невозможно, когда один работающий берет на себя обязательства по финансированию пенсии одного человека, но у меня просто не хватает воображения представить себе, что будет после 2030 года, когда меньшее число работников будет содержать все возрастающее число пенсионеров. Таких случаев история не знает и, думаю, не узнает», — заявила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева.

Не дожидаясь 2030 года, надо повысить пенсионный возраст, и аргументов для этого достаточно, полагает Малева. «Весь ХХ век мы работаем все меньше и меньше, а пенсии хотим все больше и больше. Система формировалась в середине 30-х годов прошлого века, средняя продолжительность жизни была тогда 43–48 лет, и это не помешало установить пенсионный возраст на уровне 55–60. В тот момент, когда этот порядок устанавливался, люди выходили на рынок труда в 15 лет, а заканчиваться этот период должен был в 60 лет. Теперь же на рынок труда выходят в 21–22 года, и одновременно благодаря льготным пенсиям мы приходим фактически к еще более раннему возрасту выхода на пенсию — 52–54 года», — подчеркивает эксперт.

1/1 вместо 1/3

Особенно критична для бюджета Пенсионного фонда ситуация с пенсиями женщин. Учитывая продолжительность жизни после выхода на пенсию и общий трудовой стаж, получается, что в среднем женщина в России работает 30 лет, а находится на пенсии 22 года, подсчитал Владимир Назаров. «Соотношение времени труда и нахождения на пенсии должно быть в идеале 1/3, у нас же скоро будет 1/1», — говорит он. Продолжительность жизни мужчин также растет, указывает Малева: «Мы чего ждем? Чтобы она достигла 90 лет? К этому времени российская пенсионная система перестанет существовать».

В начале года Минтруда представило правительству предложения по новой пенсионной формуле: работника стимулируют к более позднему выходу на пенсию путем надбавок к ней. Так, за лишние пять лет трудовой деятельности добавят 45% пенсии, то за дополнительные десять лет труда пенсия увеличится в двукратном размере. Малева сомневается, что люди захотят воспользоваться такой возможностью, поскольку их интересы на сегодняшний день в том, чтобы получать и зарплату, и пенсию. «Вот за что борются российские избиратели — не за пенсионный возраст, а за то, чтобы получать социальную выплату от государства не позже чем сейчас и продолжать работать. Говорят, что пенсионерам сложно найти работу, но данные статистики это опровергают, и даже кризис 2008 года не повлиял на занятость пенсионеров», — утверждает она.

Не средние пенсии для среднего класса

Пенсионная система должна быть дифференцирована для различных поколений — именно к этому нас подталкивает демографический тренд, считает Назаров. «Пенсионная система в нынешнем виде прекратит существование через 50 лет, а для тех, кто только готовится выйти на рынок труда, классическая пенсионная система заменяется добровольными сбережениями, однако при гарантированном прожиточном минимуме».

Глобальные изменения коснутся не только пенсионной системы — России необходима новая социальная политика в целом, убежден ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. «Особенность социальной политики — это то, что у нее возник совершенно новый потребитель — средний класс», — заявил он на конференции. В 90-е годы социальная политика была ориентирована прежде всего на бедных. Для тех же 10% населения, которые тогда представлял собой средний класс, социалка практически никак не ориентировалась. Теперь средний класс составляет до 30% населения, и его интересы невозможно проигнорировать в рамках пенсионной системы. Именно давление со стороны среднего класса поможет ее оптимальной трансформации. «Что мы хотим от государства — пенсию на уровне двух прожиточных минимумов или сохранение своего стиля жизни, который не укладывается в два прожиточных минимума? Но именно неудовлетворенность качеством социальных услуг — один из драйверов развития экономики», — подытожил Кузьминов.

Артем Житенев

К списку новостей