загрузка...
Блоги
Дзебак Владимир Дзебак Владимир РОЗДУМИ ПРО НАДВАЖЛИВЕ або ЧОМУ НАШІ ОЛІГАРХИ СТАЛИ МОГИЛЬЩИКАМИ НИНІШНЬОЇ УКРАЇНИ

Головним інструментом нинішніх олігархів є безправний люмпен, який живе на подачках від держави, на грані фізичного виживання. Ось чому значна частина пенсіонерів є найкращим їх електоратом, який і допомагає часто приводити до влади їх ставлеників. Для малого і середнього бізнесу сьогодні закриті економічні ліфти у цілих галузях економіки, бо з кожним роком сфери зацікавленості олігархії збільшуються, перекриваючи кисень усім іншим.

Все блоги
Колонка автора
Все колонки авторов
Петиции ВАП
ВИМАГАЄМО ІНДЕКСАЦІЇ НАШИХ ПЕНСІЙ!!!
2 Подробности Подать заявку
Опрос
Придерживаетесь ли Вы правил карантина?

За гранью нервного срыва

Увеличить шрифт Уменьшить шрифт
Отправить
Печатать

Однажды у каждого из нас заканчивается терпение. Мы срываемся, а потом виним себя за это. Нам уже не кажется, что нервный срыв был хоть чем-то оправдан. И мы думаем, что делать, когда он случится в следующий раз. Действительно, что? Мнение психолога Жака Саломе (Jacques Salomé)*.

Всегда хочется верить, что злость и прочие сильные эмоции, которые овладевают человеком на грани нервного срыва, освободительны. Что они снимут напряжение, которое поднимается в каждом из нас взрывной волной в ответ на что-то совершенно невыносимое. Обычно мы говорим себе, что наша, столь бурная, реакция оправдана, что мы живые люди и у каждого терпения есть предел. Пытаемся объяснить агрессию, гнев и злость тем, что пресытились, переполнились, что больше не можем терпеть, сидеть сложа руки, пассивно наблюдать за тем, что происходит, идти на компромисс с самим собой… Нервный срыв, приступ агрессии становится чем-то вроде констатации: «так больше продолжаться не может», показывает, что грань перейдена, что все возможности исчерпаны. И он может быть даже благотворным, если избавляет человека от желания перейти к действию (особенно в отношениях с детьми): дать оплеуху, пощечину, подзатыльник. С другой стороны, прорвавшийся и распространившийся на другого человека негатив почти всегда порождает чувство вины и многочисленные упреки, которые мы адресуем самим себе. Мы упрекаем себя в том, что взорвались (на ровном месте), наверняка обидели, ранили или испугали другого. И тогда мы стараемся загладить вину: за нервным срывом следуют извинения, слова, письма, подарки, которые помогают нам прийти в себя и загладить неловкость.

Язык злости

Казалось бы, все просто: нужно научиться отказываться от агрессии, не давать ей возможности выйти, искать и находить любые возможности, чтобы жить в мире, поддерживать взаимопонимание… Однако подавленные эмоции все равно найдут способ выплеснуться (как выбивается под напором пара крышкакотла), или накопленный негатив скажется на общем состоянии, вызовет стресс, болезнь, будет отравлять нам дни и ночи. Кроме того, эмоции могут вылиться на других, случайных людей (как правило, менее защищенных), которые не смогут оказать сопротивление, поскольку не сразу поймут, что происходит. Один из моих сыновей сказал мне однажды: «Когда ты сердишься на маму, не надо срывать зло на мне!» А иногда эмоции выходят «параллельным путем»: человек на грани нервного срыва бьет посуду, швыряет и ломает вещи…

* Жак Саломе (Jacques Salome), психотерапевт, социальный психолог, автор многих книг, в том числе «Мужество быть собой» («Le courage detre soi», Pocket, 2001) и «Любить любовь» («Aimer lamour», Tredaniel, 2010).

К списку новостей