загрузка...
Блоги
Дзебак Владимир Дзебак Владимир РОЗДУМИ ПРО НАДВАЖЛИВЕ або ЧОМУ НАШІ ОЛІГАРХИ СТАЛИ МОГИЛЬЩИКАМИ НИНІШНЬОЇ УКРАЇНИ

Головним інструментом нинішніх олігархів є безправний люмпен, який живе на подачках від держави, на грані фізичного виживання. Ось чому значна частина пенсіонерів є найкращим їх електоратом, який і допомагає часто приводити до влади їх ставлеників. Для малого і середнього бізнесу сьогодні закриті економічні ліфти у цілих галузях економіки, бо з кожним роком сфери зацікавленості олігархії збільшуються, перекриваючи кисень усім іншим.

Все блоги
Колонка автора
Все колонки авторов
Петиции ВАП
ВИМАГАЄМО ІНДЕКСАЦІЇ НАШИХ ПЕНСІЙ!!!
2 Подробности Подать заявку
Опрос
Придерживаетесь ли Вы правил карантина?

Наша Коко до Шанель: как киевлянка основала дом моды в Нью-Йорке

Увеличить шрифт Уменьшить шрифт
Отправить
Печатать

Пожалуй, повторить успех этой удивительной женщины, покорившей столетие назад мир американской моды, не удалось еще ни одному дизайнеру. В платья Валентины Саниной одевался весь заокеанский бомонд от Греты Гарбо до Одри Хепберн, ее салон "Валентина" конкурировал с модным домом мадемуазель Шанель, а сама Санина с легкостью кружила головы мужчинам. Что, правда, не помогло ей устроить собственное счастье…

Любовь и эмиграция 

В начале двадцатого века простая киевская гимназистка мечтала о славе большой актрисы. И, кажется, обладала всеми, необходимы для этого данными: запоминающейся внешностью, гордой осанкой, манерностью и амбициями. За Саниной тянулся бесконечный шлейф поклонников, внимание которых она воспринимала всегда свысока, хотя легких интрижек, вплоть до самого замужества, не чуралась.  Первая волна революции накрыла ее в харьковском театре, где Саниной доставались мелкие роли и бесконечное внимание "русского Пьеро" шансонье Александра Вертинского. Девушка не на шутку вскружила ему голову: Вертинский был очарован, порабощен, а вскоре и брошен. Он посвятил будущей конкурентке Коко Шанель несколько своих сочинений, среди которых "Послушайте, маленький, можно мне вас тихонько любить?" и "Вы стояли в театре за кулисами", но укротить строптивый пыл Саниной не смог: грянула гражданская война, она встретила беглого белого офицера Георгия Шлее и на всех парах унеслась с ним в Европу.

"Платья от Валентины"

Вдали от родины Валентине, теперь уже Шлее, довелось перепробовать массу профессий: она танцевала в кабаре, работала продавщицей и манекенщицей до того, как начать шить платья (свой первый салон она откроет лишь, когда ей исполнится 40). Там же, колеся между Францией и Грецией, ее муж станет Джорджем, а сама Валентина начнет создавать традиционные наряды греческих богинь и сохранит любовь к простым и плавным линиям, придающим элегантности, во всем своем творчестве. Вскоре Европа станет слишком маленькой для четы Шлее. Они переберутся в Америку, где в то время окажется немало русских, утративших свою родину после революции и беспризорно болтающихся по миру. Начало прошлого века оказалось тем суровым временем, когда члены царских семей и главнокомандующие армий в одну секунду превращались в уборщиков и торговцев всякой ерундой.  В некотором роде не обошла эта участь и Санину. В 1928 она открыла салон "Платья от Валентины", и до того, как в нем начали одеваться главные кинодивы Голливуда, жены актеров и подружки режиссеров, шить ей помогали знакомые, муж искал клиенток, а несостоявшаяся актриса сама рекламировала свою одежду.

Без иголок и ниток

Первыми, кто заметил талант Саниной, были импресарио Серж Дягилев и художник Лев Бакст, восторженно отозвавшийся о сшитых ею для балетных "Русских сезонов" костюмах. Именно Бакст безапелляционно заявил, что пора бросать театральные подмостки и брать в руки нитки… Так мадам Шлее и поступила, но помогли ей в этом свинговые и джазовые 20-е и 30-е годы: пока все барышни наряжались в брюкии стриглись под мальчиков, она шила тонкие изящные платья и настаивала на бессмертных идеалах женственности. Для того чтобы создать потрясающий наряд, ей даже не требовалась швейная машинка: Санина могла обернуть вокруг модели отрез ткани, скрепив его в отдельных местах булавками. При этом все сегодняшние модницы должны сказать ей гигантское спасибо: мадам Валентина не только настаивала на комфорте одежды, но и утверждала, что красивым может быть лишь то, в чем женщина чувствует себя удобно. Остальная одежда уродует и делает жалкой безликой тенью.

Большая страшная дружба

Неудивительно, что в ее элегантные и лаконичные платья одна за другой стали наряжаться главные модницы Америки: Санина никогда не заимствовала чужих идей и повторяла, что копия не сможет сравниться с оригиналом, даже если оригинал – героиня "Завтрака у Тиффани". Однажды порог ее салона переступила Грета Гарбо. С этого момента началась история одной женской дружбы и одной женской ненависти. Грета и Валентина быстро сошлись: они были очень похожи внешне, любили проводить вместе время и подшучивать над американской богемой, иногда выдавая себя на публике друг за друга. Валентина шила подруге платья, а та в ответ не придумала ничего более оригинального, чем приобрести квартиру в одном с четой Шлее подъезде и увести у мужа…

Это было ужасно: Георгий, он же Джордж, не спешил уходить от страдающей жены, при этом постоянно пропадая в квартире по соседству и сопровождая Грету Гарбо во всех поездках. Сама Санина, не имевшая ни детей, ни родственников, не отваживалась разорвать мучительный треугольник. Роман прервала лишь смерть Джорджа. Но и после нее бывшие подруги продолжали сосуществовать в одном подъезде, правда, приплачивая консьержкам, чтобы не встречаться на площадке. Как-то все же столкнулись, и возбужденная Санина крикнула вслед Гарбо: "Сгинь, сатана!".

В памяти

Создательница любимых платьев классического Голливуда прожила довольно долгую жизнь. Она умерла в год своего девяностолетия в 1989, но вполне вероятно, что этот год стал скорее ее столетним юбилеем: поговаривали, еще в молодости Санина скинула десяток лет в паспорте, чтобы не быть старше супруга хотя бы по документам. Став главной русской женщиной-модельером, сумевшим добиться славы за рубежом, она всегда учила не равняться в моде на год, а равняться на век, и шила платья, одеть которые могла бы каждая модница даже сегодня. Кстати, на многие из ее нарядов можно посмотреть в американском музее "Метрополитен".

P.S. В 1949 году Александр Вертинский посвятил ей  циничное и жесткое стихотворение "Мыши". Случилось это спустя три десятилетия после расставания пары. Писал он Валентине и позже: разве есть срок давности у настоящих чувств и настоящих обид? Вот некоторые строки этого послания: Мыши съели Ваши письма и записки. Как забвенны "незабвенные" слова! Как Вы были мне когда-то близки! Как от Вас кружилась голова! Я Вас помню юною актрисой. Внешность... Ноздри, полные огня... То Вы были Норой, то Ларисой, То печальною сестрою Беатрисой... Но играли, в общем, для меня. …Где теперь Вы вянете, старея? Годы ловят женщин в сеть морщин. Так в стакане вянет орхидея, Если в воду ей не бросить аспирин...

Источник:
К списку новостей